Иосиф Кобзон: Україна ненька, матушка Россия

Иосиф Кобзон: Україна ненька, матушка Россия

Иосифу Кобзону исполнилось 75 лет. Он – человек-эпоха: на его песнях выросло несколько поколений советских граждан. Кобзона любят и уважают во всем мире – он почетный гражданин 29 городов России, Украины и других стран СНГ. На родине, в городе Часов Яр на Донбассе, в его честь названа улица и открыт музей, а в Донецке ему при жизни поставлен памятник.
Его по праву можно считать моральным авторитетом – артист поддерживает детские дома и общественные фонды, а также является депутатом Госдумы.
При таких обширных интересах неудивительно, что в приемной его офиса, который располагается в одной из гостиниц Москвы с прекрасным видом на памятник Маяковскому, всегда людно. Но при этом у Кобзона нет и намека на «звездность», которой часто страдают нынешние молодые артисты, – он всем готов уделить свое время и проявить внимание.

Тематический ход беседы с самого начала определил Иосиф Кобзон. Он сразу начал рассказ о своих наблюдениях за украинскими событиями. «…Мы с Валентиной Терешковой (мы с ней соседи по дому) смотрели передачу, как в Верховной Раде дрались за русский язык, а она и говорит: «Послушай, нашим братьям-украинцам надо ответить». Я спросил – как? А она отвечает: «А вот выйди на пленарном заседании в Госдуме и произнеси речь на украинском языке. Покажешь, что у нас украинский язык возможен, нормально воспринимается при желании».

 

Иосиф Кобзон: Україна ненька, матушка Россия Иосиф Кобзон: Україна ненька, матушка Россия Иосиф Кобзон: Україна ненька, матушка Россия Иосиф Кобзон: Україна ненька, матушка Россия

 

«УКРАИНСКИЙ ЯЗЫК Я НЕ ЗАБЫЛ»

Как вы выучили украинский язык?
Я (переходит на украинский язык, и далее общение проходит на украинском – ред.) выучил украинский язык на Донеччине. В 1945 году пошел в школу в Краматорске. Так что языка не забыл. Каждый год приезжаю в Украину, я же почетный гражданин около десяти украинских городов – Днепропетровска, Полтавы, Донецка и др.

Вы тренируетесь, чтобы не забывать украинский, только во время поездок в Украину? Или есть другие возможности – например, с друзьями здесь, в Москве, общаетесь?
Здесь нет – несмотря на то что у нас крепкое Донецкое землячество. Оно первое в России и первое в Москве возникло, но все на русском говорят. Хотя песни поем, когда собираемся вместе, на украинском.

Кстати, постоянно говорится о необходимости открытия украинской школы в Москве. Как вы относитесь к этой инициативе?
Вы знаете (снова переходит на русский – ред.), я хочу вам сказать другую вещь: все должно носить добровольный характер.

У РПЦ есть желание расширить проект «Русского мира» в том числе и на Украину. Практически эта идея может существовать?
Я бы не называл этот проект «русским миром», я бы назвал его славянским. Славяне, если мы будем брать в широком смысле – не только Беларусь, Украину и Россию, а и болгар, и прибалтийских славян, то есть славянские народы, которые существовали в Советском Союзе, – они должны объединиться. На основе ли религии только? Думаю, что нет.
Если, как Кирилл предлагает, религия должна объединить русских, то куда девать украинцев? Славян – я понимаю. А русских не надо объединять, русских очень будет мало тогда.

В России и большой части Украины – одно церковное руководство. Может ли православная церковь стать базисом для сближения Украины и России?
Только между верующими, между государствами – нет.

 

Иосиф Кобзон: Україна ненька, матушка Россия Иосиф Кобзон: Україна ненька, матушка Россия Иосиф Кобзон: Україна ненька, матушка Россия Иосиф Кобзон: Україна ненька, матушка Россия

 

«…ТАКИЕ ЛЮДИ НА ПЕНСИЮ НЕ ВЫХОДЯТ»

Вы отпраздновали юбилей – 75 лет. Что для вас значит этот праздник?
Ничего. К огромному сожалению, я понимаю, что это предельный возраст, в котором можно выходить на сцену. В последний раз на эстраду в этом возрасте выходил, эпизодически, Леонид Осипович Утесов. А я хочу до конца года как следует поработать.

А гастроли в Украине уже распланированы? Как вас там принимают вообще?
Нормально, как всегда, как своего. Я не чувствую разницы между российскими слушателями и украинскими. Та же аудитория. Потому что песни те же.
Мои города: Киев – столица моей Украины; Донецк – это там, где я родился и вырос, а Днепропетровск – город, где я учился, где закончил школу и горный техникум и откуда ушел в армию. Это три моих любимых города, хотя я люблю бывать и в других городах Украины.

Будут ли наконец концерты в США?
Не пускают (смеется). Я в Европейский суд подал прошение, что это оскорбляет мою честь, достоинство и право на передвижение. Ведь у меня Шенгенские визы абсолютно всех стран Европы стоят, английская виза на пять лет. То есть для меня нет никаких ограничений, кроме Америки.

Иосиф Давыдович, на пенсии чем займетесь?
Во-первых, я не хочу знать, что такое пенсия. Как только подошел пенсионный возраст, меня мои помощники упросили оформить пенсию. Я сделал это, но перевел ее на свои детские дома: поддерживаю два детских дома: в Туле и в Ясной Поляне. И я не знаю, что такое пенсия – я даже не знаю, сколько получаю.

Хорошо, а чем займетесь вне сцены?
Как чем? А депутатская работа? А два фонда благотворительных – «Щит и лира» и «Кузнецкий мост»? У меня семь внуков. У меня дети, у меня семья. Ко мне постоянно обращаются деловые люди, с которыми мне приходится сотрудничать. У меня работы сколько угодно, нужды нет.

Творчество, политика, общественная деятельность, благотворительность – вы человек очень активный. Откуда берутся силы и энергия на все?
Я не думаю об этом – как только задумаешься, сразу покинут силы. Надо все время работать – проснулся, увидел свет в окне и вперед. Самое страшное, особенно для возрастных людей, это постельное привыкание: понежиться, полежать в кроватке, почитать… Это не для меня. Очень хорошо сказал про такой тип людей Юрий Николаевич Григорович: такие люди на пенсию не выходят, они как деревья – падают на ходу.

Иосиф Давыдович, вы еще долго будете всех радовать. У вас мощные корни…
Корни? Слава Богу! Мама прожила, правда, недолго – 82 года. Мой Бог – воспитала нас пятерых детей: четырех сыновей и дочь. А у меня пятеро внучек и два внука, тоже нормально. Я счастливый человек.

Любите украинскую кухню?
– Да, я очень люблю украинскую кухню. Мама у меня была кулинаркой очень сильной, она замечательно готовила традиционные украинские блюда – вареники, борщ.
Люблю и грузинскую кухню. Не люблю восточные кухни – тайскую, китайскую, японскую – никогда не ем.

А с чем вареники?
(переходит на украинский язык) З картоплею, з вышнями.

В вашей семье что-то готовят из украинских блюд?
Борщ. Все время мне делают борщ.

А вы сами-то умеете готовить, любите это делать?
Нет. Я только делаю картошку жареную. И в моей семье любят, когда я балуюсь этим – особенно дочь, она говорит: «Па-а-ап, ну пожарь картошку!». Я ведь готовлю ее определенным образом: жарю по-определенному, а сверху заливаю яйцами, и очень оригинальное блюдо получается. Я редко, конечно, ее делаю, в основном по-быстрому завтракаю. А когда прихожу голодным и в меня вталкивают еду, то я говорю жене: «Неля, мне нужно похудеть ну как минимум на 3–5 кг». Она: «Тебе нельзя худеть, у тебя болезнь серьезная».
Но я постоянно лечусь и не обращаю на нее внимания. К сожалению, я поздно узнал, что мою болезнь полностью повторил Богдан Ступка. Но его лечили не так, я поздно об этом узнал. Позвонил ему: «Богдан, что ж ты мне не сказал?» – «Та неудобно, неудобно». Ну и вот он ушел из жизни из-за неудобств. А эта болезнь требует к себе очень внимательного лечения и отношения.

Иосиф Давыдович, желаем вам сил, энергии и долгих лет жизни!
Спасибо!

Завтраки в корчме

Сезон земляники

zemlanika

Мобильные приложения